Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

На маргиналах не построишь оппозицию

На маргиналах не построишь оппозицию
Фото vk.com
О своем взгляде на протестные события, которые разворачиваются в Белоруссии, для РИА SM-News рассказала наша коллега, журналист Алена Прокина. У нее белорусское гражданство. Много лет Алена училась и работала в Томске, сейчас живет в Москве, но за белорусской историей следит ежедневно - тем более, что там живет ее семья.

— Алена, для начала — как ты оказалась в России и, в частности, в Томске?

— У меня родители белорусы, но мама — томичка. Оба военные медики. Когда поженились, переехали сначала в Самару, где я родилась, потом в Чехословакию, а потом, когда оттуда выводили войска, их распределили уже в Беларусь. Там они и остались. Это были времена, когда начиналось строительство нового государства. Сама я в Белоруссии прожила 14 лет, потом уехала в Томск учиться. Но каждое лето приезжала к родителям, а потом даже на полгода вернулась туда жить и работать.

— Там было тебе выгоднее работать, чем в России?

— Во-первых, меня поражала очень маленькая квартплата. В России, к примеру, за однокомнатную квартиру с учетом всей коммуналки люди платят от 6-ти тысяч рублей, а в Минске, где у меня квартира, эти платежи стабильно держатся на уровне 2-3 тысяч рублей. Вторым приятным удивлением стали цены на белорусские продукты. Человек, который в этой стране получает среднюю зарплату на уровне 20 тысяч рублей, может абсолютно полноценно жить. Там продовольственная корзина полностью соответствует тем ценам, какие должны быть. То есть ты не голодаешь и при этом покупаешь вкусное масло, вкусные молочные продукты, вкусную колбасу. Я когда оттуда возвращаюсь, чемодан продуктов упаковываю, потому что в России на качественные продукты цены совсем другого порядка.

— Но не всегда же так хорошо было в Беларуси?

— Нет. Когда мы только переехали туда — это был, кажется, 1991 год — мы заходили в военторговский магазин, и там, грубо говоря, стояла одна бутылка кефира на весь город. Очереди были огромные. Не только с продуктами были проблемы — мы годами жили без горячей воды. Но когда руководить страной стал Лукашенко, жить стало намного лучше. Помимо обеспечения продуктами и той же горячей водой, появилось много льгот.

— Например?

— Могу привести в пример такую историю — Лукашенко очень поддерживает многодетные семьи, им квартиры бесплатно дают. Более того, там до сих пор дают по очередям квартиры, даже не многодетным. Вот, к примеру, если бы я в 15 лет встала на очередь, я бы к своим сегодняшним 30-ти годам уже получила трехкомнатную квартиру. В общем, там такая льготная база, что мне кажется, люди, которые сейчас выходят на протесты, они просто с жиру бесятся.

— Там, где живут твои родители, как ситуация, все спокойно?

— Ну, смотри. Вот есть Минск. Так же, как если в Москве там происходит бурление сама понимаешь чего, это отдается на всю страну. Но в остальной части страны люди должны ходить на работу, зарабатывать деньги, и они это отлично понимают. Они смотрят на протестующих и думают: ну-ну, а элементарно есть вы что будете-то, если экономика развалится? Вот и я смотрю на них со стороны как человек, который прошел тяжелые времена. Я наблюдаю всю эту историю и думаю — ну они офигели… Они привыкли к хорошей жизни. А ведь это не достижение протестующих, это достижение огромного промышленного комплекса, который создавали не они. Так что все это блажь. Кто поднимал то же сельское хозяйство в Белоруссии? Лукашенко направил на это в свое время гигантские суммы из бюджета.

— Есть же и минусы в той же финансовой системе Белоруссии, которые тебе, наверняка, известны.

— Ну да. Там хорошо бы изменить систему налогообложения, в частности, в отношении частных предпринимателей. Да, в налоговой службе там сидят идиоты. Но даже с учетом этого — мои родители, которые сейчас занимаются бизнесом, никогда не жаловались именно на главу государства. И надо подчеркнуть — у них всегда была и есть возможность продать все в Белоруссии уехать в Томск, тем более, что у них здесь есть квартира. Но они говорят — нет, спасибо, друзья, нам спокойно и хорошо тут.

— Ты так хорошо, с теплотой, рассказываешь про Белоруссию, а почему не возвращаешься туда?

— Были такие мысли. Но у меня характер такой, что вечно хочется движения, развития, самореализации. И я уже ассимилировалась в Москве. Белорусы более спокойные, размеренные. Но я приезжаю туда восстановить туда нервную систему.

— А вот в плане финансовой обеспеченности жителей, на твой взгляд, в чем еще отличается Белоруссия от России?

— Там есть так называемая уравниловка. В Белоруссии ты не встретишь новостей, что у безработного украли джип за 3 миллиона рублей. Все живут средне. Но — все могут купить неплохую машину. Могут купить жилье — оно там недорогое, и я не видела людей, которые страдают без жилья. Многодетные вообще получают помощь от государства вплоть до покупки подгузников. Может, в этом и кроется одна из причин протестов — молодежь захотела джипы за 3 миллиона?

— Может, и так, но говорят-то они о другом.

— Ну да. А о чем? Вот, Лукашенко «зацепился за престол, не хочет уходить»… Человек 26 лет создавал это государство! И кто его сможет заменить? Тихановская, которая даже двух слов связать не может? Ну это же смешно. Я же слежу за новостями и вижу, кто ходит на эти протестные акции. Это в основном поколение конца 90-х. Они не знают, как строилось это государство. Они просто хотят жить, как в Европе. Тут можно сравнить эту историю с Украиной — «мы хотим в Шенген»… Они не понимают, что если это произойдет, им просто не на что будет ехать в эту Европу, потому что страна станет нищая. И что — ты будешь очень-очень гордый, очень-очень бедный и очень-очень «справедливый» в Фейсбуке. У меня есть коллега из Украины, она там застала события на Майдане. Она говорит: «Мою страну убили».

— Алена, ты же наверняка знакома с Союзным договором между Россией и Белоруссией. Он как-то может помочь спасти твою страну, если в его содержание внести конкретные дополнения, например?

— Я сейчас конкретно по пунктам сказать не могу. Была же очень сильная стагнация — лет пять «морозились». А сейчас, я думаю, эта ситуация «раскрывает карты» и даже на руку сыграет — потому что становится понятно, кто друг, кто враг. Когда появляется внешний враг, полагаю, Россия и Белоруссия еще больше сблизятся. Нравится это кому-то или нет, оно произойдет в любом случае, поскольку наши страны исторически связаны. 20 лет создавать союзное государство, чтобы оно развалилось по одному щелчку? Да ну! Вот я это говорю как «продукт союзного государства». Я 17 лет живу в России, а гражданство у меня до сих пор белорусское. Я ни одного дня в России не чувствовала себя каким-то инородным телом, всегда мне здесь было комфортно.

— То есть, ты не думаешь, что протестные настроения в Белоруссии смогут нарушить развитие отношений с Россией?

— Да что они могут нарушить? Вот у меня сестра живет в Минске. Она видела — на митинге стоит молодой человек с флагом, пиво пьет, а потом флаг засунул в мусорку. В общем, ему 20 рублей на это пиво заплатили, он и рад. На маргиналах не построишь оппозицию. Какая у них идеология? Когда их спрашиваешь, что ты хочешь изменить, они говорят — «мне нужно право голоса». А тебе, что, кто-то говорить мешал? Никто не мешал. То есть, получается, они хотят чего-то, а чего — сами не знают. Чтобы что-то поменять в государстве, нужно вносить конструктивные предложения. Это большая работа, а не диванная политика. Но работать-то эти оппозиционеры не хотят. Вот помахать флагом, получить дубинкой, потом сфотографировать себя — это самое то для них. Политика «высшего уровня». Вот если бы Лукашенко сбежал, как Ющенко, все бы развалилось. Но это не тот человек. Он не сдался, и у многих к нему огромное уважение — он борется за свою страну.

Яндекс.Метрика